Главная > Статьи > А.Короткова
Вода для Крыма

А.Короткова
Вода для Крыма

Алла Короткова  


В Крыму существует дефицит пресной воды, энергии, топлива, что обусловлено географическим положением полуострова. Специалисты рассматривают различные варианты решения этих проблем, учитывая успешный опыт прошлого и планируя внедрять здесь новые технологии.   


Одним из самых значимых событий 2014 г. в нашей истории стало вхождение в состав Российской Федерации большей части территории полуострова Крым с образованием двух новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополь. С присоединением новых-«старых» территорий Россия оказалась перед лицом целого комплекса проблем, годами копившихся и не находивших полноценного решения на полуострове. Между тем желание крымского населения войти в состав РФ не в последнюю очередь питалось надеждами на помощь России в искоренении этих проблем.
В ряду таких первостепенных задач сегодня – обеспечение Крыма полноценным и качественным водоснабжением. Сам по себе этот регион не отличается богатством водных источников, а с перекрытием Северо Крымского канала ситуация еще более обострилась.
Министерство природных ресурсов РФ подготовило план по обеспечению Крыма водой. В нем представлены как необходимые к принятию срочные меры, так и мероприятия, рассчитанные на долгосрочную перспективу. В числе прочего предусмотрены бурение скважин, сооружение и обустройство водозаборов и насосных станций, ремонт, строительство и перекладка водопроводов.
Актуальность разработанного плана и ситуацию с водообеспечением вновь присоединенных территорий в целом обсудили эксперты, собравшиеся за «круглым столом» в РИА-Новости.

Учет и возможности

На любой территории условия жизнедеятельности населения, а также безопасность экологических систем тесно связаны с соотношением водных ресурсов, которыми эта территория обладает, и существующими потребностями в воде. Объем резервов и потребностей может меняться с течением времени, но всегда сильно зависит от региональной специфики.
Говоря о Крымском полуострове, заведующий кафедрой гидрологии суши географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова профессор Николай Алексеевский поясняет, что этот регион по своему географическому положению относится к ареалам с относительно небольшими водными ресурсами. Следовательно, население изначально должно было справляться здесь с природным дефицитом воды. Примерно до 1960 г. местные жители решали эту проблему. Однако после окончания Великой Отечественной войны, когда полуостров начал активно восстанавливать свое хозяйство, резко увеличилось и население Крыма. Зависимость дальнейшего развития региона от водных ресурсов резко возросла.
Здесь необходимо обратиться к терминам. Что такое «водные ресурсы»? Профессор Алексеевский объясняет: «Это те объемы природных вод, которыми располагает та или иная территория и которые население данной территории использует или может использовать в хозяйственных целях».
Для Крыма эти ресурсы складывались из запасов поверхностных и подземных вод. В целом те и другие относительно невелики, и природный потенциал региона не превышает примерно 1 км3 в год. Это тот объем, который природа ежегодно способна возобновлять за счет выпадения осадков. Однако эти ресурсы неравномерно распределены по территории Крыма. Большая часть поверхностных вод располагается в южной и юго-западной частях полуострова. Атмосферные осадки, которые выпадают здесь, стекают в виде рек, формируют так называемые трещинно-карстовые воды, которые могут растекаться далее по подземным полостям. Часто именно они использовались в качестве источника водоснабжения.
Что касается подземных вод, то, по словам Н. Алексеевского, они не носят здесь эксплуатационного характера, поскольку из за особенностей гидрогеологического строения не могут накапливаться в значительных объемах. С другой стороны, эти воды отличаются достаточно хорошим качеством. Некоторые южные города Крыма ориентированы на водоснабжение, связанное с этими источниками.
Атмосферные осадки, выпадающие над Крымскими горами, по большей части переводятся в системы подземного дренирования, питая в основном грунтовые воды. Эти воды, начиная примерно с 1950-х годов, стали активно использоваться для водоснабжения населения и полива сельскохозяйственных угодий. Однако для полноценного водообеспечения и их оказалось недостаточно.
В итоге в 1961 г. началось строительство Северо-Крымского канала, которое решило проблему, предоставив региону внешний источник воды. Небольшую долю, порядка 5%, обеспечивало опреснение морских вод.
Таков перечень водных ресурсов, имеющихся в наличии у Крымского региона. 
К расходной части относятся объемы, используемые для питьевого водоснабжения и орошения, техническая вода, а также природные факторы, главным из которых является испарение. Огромный процент приходной части идет в расход именно за счет этого последнего фактора, утверждает Н. Алексеевкий. Другим недостатком он считает использование очень водоемких технологий при выращивании сельскохозяйственных культур.
По мнению ученого, необходим комплекс продуманных мер для увеличения приходной и снижения расходной части водного баланса Крыма. «Для улучшения ситуации можно рассмотреть вопрос об обеспечении этой территории бутилированной водой, завозе воды с российской территории, перераспределении части стока Кубани, опреснении, – перечисляет Н. Алексеевский. – То есть возможностей много, и все они могут быть использованы. Одни задачи могут быть решены в короткие сроки, в оперативном порядке, другие будут реализованы в более отдаленной перспективе. Стратегическая же цель должна заключаться в компенсации потерь, вызванных нынешним перекрытием Северо-Крымского канала и недоступностью внешних водных ресурсов». При этом эксперт не исключает возможности переговоров с украинской стороной относительно того, чтобы закрытый источник начал действовать в прежнем режиме, естественно, на финансовой основе.

Уроки прошлого

Другой признанный эксперт – доцент Международного независимого эколого политологического университета, заведующий отделом экологии журнала Президиума РАН «Энергия: экономика, техника, экология » Сергей Голубчиков, обращаясь к вопросу водообеспечения Крыма, настаивает на необходимости изыскивать прежде всего способы сокращения расхода воды на этих территориях.
В качестве примера он приводит опыт, имевший место в Воронежской области в конце XIX в. Это история Каменной степи, где в свое время образовалась ситуация, отчасти схожая с крымской. «В Воронежской области есть такая местность – Каменная степь, – рассказывает С. Голубчиков. – Само название говорит о том, насколько она была безводной когда-то. Нашему великому ученому Василию Докучаеву удалось в 1892 г. облагородить ее ландшафт, фактически оживить эту Каменную степь, создав систему лесополос и прудов.
Данный пример свидетельствует о том, что инженерно-экологические, ландшафтные решения по благоустройству территории позволяют снизить расход воды. Крыму необходимы такого рода меры, которые позволят сохранить поверхностный, особенно весенний сток путем перевода его во внутрипочвенный и внутригрунтовый. Например, создание подземных водохранилищ и прудов, где нет большой испаряющей способности».
С. Голубчиков обращает внимание на еще один значимый факт. Вода Северо Крымского канала, перекрытие которого вызвало бурное возмущение, пригодна фактически лишь для орошения, это – не питьевая вода. Канал не ремонтировался в течение полувека, в настоящее время он во многом пришел в негодность, заилился. Закономерным результатом его плачевного состояния стали большие водопотери. Более того, артезианские воды, которые могли бы решить проблему водоснабжения Крыма, сегодня загрязняются вследствие поступления дренажных вод из протечек Северо-Крымского канала.
В сложившихся условиях, по мнению ученого, необходимы стратегические решения. Прежде всего, ремонт Северо-Крымского канала, приведение его в должное техническое состояние. Далее следует договариваться с украинской стороной в отношении воды. «Днепровская вода – это валютный товар для Украины, – рассуждает В. Голубчиков. – Для них это – выгода.
Вместе с тем нужно помнить, что Днепр – река не только украинская, но международная. Часть ее протекает по территории России, часть – по территории Белоруссии. Существуют другие примеры трансграничного водообмена. Например, р. Сельский Донец, берущая начало в Курской, Белгородской областях, течет в Харьков. Приемлемо ли для нас так же перекрывать воду? То есть перекрытие воды между границами – это недопустимые методы. Вода не имеет таких устойчивых границ». Вместе с тем эксперт отмечает, что даже при наличии Северо-Крымского канала в последние годы водопотребление Крыма неуклонно сокращалось. Он находит данную тенденцию позитивной, настаивая на необходимости дальнейшего движения в том же направлении. Следует приветствовать любые способы и технологии, обеспечивающие сдерживание расхода воды, перевод ее в почвенный сток. Вкупе с созданием подземных водохранилищ и прудов такие меры будут способствовать насыщению крымского сухого ландшафта. Нужно также оптимизировать использование воды, изыскивать альтернативные методы полива – например, капельного, внутрипочвенного орошения. Вероятно, стоит отказаться от возделывания на полуострове водоемких культур – риса, сои и кукурузы на силос для кормовых целей, которые были «навязаны» региону с постройкой Северо Крымского канала. Одновременно это позволит вернуться к расширению традиционных культур – винограда и фруктов, которыми Крым славился на протяжении многих веков.
Обращение к традициям, уроки далекого крымского прошлого, возможно, не столь уж бесполезны, и современникам есть чему поучиться у жителей древней Тавриды. «Херсонес и ряд других городов в античное время полностью обеспечивали себя водой, причем в горных условиях, – рассказывает С. Голубчиков. – Источником воды являлась для них конденсационная влага, роса, которая собиралась в трещинно-известковых породах, и, накапливаясь там, полностью обеспечивала виноградарство. То есть вода в Крыму вполне доступна, она там есть. Ее надо только достать. Древние знали, как это делать. Путем устройства колодцев, глубинных каналов они изыскивали способы использования конденсационной влаги. Может, стоит вернуться к этому забытому опыту? Ведь конденсационная влага составляет 10–15% всех осадков, которые выпадают на территории Крыма».
С возможностью заимствовать принципы, использовавшиеся в доиндустриальную эпоху, согласен и профессор Алексеевский. «Действительно, в древние времена в условиях дефицита ресурсов наши предки умели конденсировать влагу, содержащуюся в воздухе, – подтверждает он. – Они выравнивали на высоких местах площадки для водостока, на которых складывали пирамиды из камней, имевших неровную форму. В ночные часы бризовые потоки приносили воду к этим местам, вода приникала в каменные неровности. Когда скорость ветра усиливалась, понижалась и температура воздуха, достигалась “точка росы”, и влага конденсировалась. Затем она стекала вниз небольшим ручейком, который можно было использовать. Подобные технологии существуют и сегодня. С их помощью можно получать воду в немалых количествах».

Стратегия будущего

От историй далекого прошлого к реалиям дня сегодняшнего и далее – стратегии будущего призывает вернуться руководитель Института экологического проектирования и изысканий Владимир Слободян. Успешное развитие региона во многом зависит от того, каким образом изначально будет ориентирован вектор задач, решаемых здесь. Проблемы Крыма следует уже сейчас не ограничивать рамками отдельного субъекта федерации, а рассматривать в комплексе общегосударственных задач. Интеграция вновь присоединенных территорий в российское пространство и экономику остро стоит на данном этапе.
«Водоснабжение Крыма – это частная задача, – констатирует В. Слободян, – и сейчас велик соблазн решать ее как частную. На самом деле Крым – не только вододефицитный регион. Он и энергодефицитный, и топливо дефицитный. Кроме того, фактически сейчас в существующем формате – это остров. То есть он транспортно недоступен». Названные и прочие проблемы тесно взаимосвязаны. В этих условиях Министерство природных ресурсов разрабатывает проект по водоснабжению Крыма, Министерство энергетики – по энергоснабжению и т.д., но подобные проекты не принесут желаемых результатов без четкой и внятной стратегии развития конкретного субъекта РФ.
Разработать и реализовать подобную стратегию невозможно без ответственного хозяйствующего субъекта. Сегодня, по словам В. Слободяна, у нас очень хорошо отлажена система ликвидации последствий аварий и чрезвычайных ситуаций. Когда четко ставится задача, например, перед МЧС, она оперативно решается. Также и в Крыму была поставлена задача перед инженерными войсками – они построили водопровод. Однако такая работа в «пожарном режиме» не решает проблемы развития региона, сетует эксперт. Хозяйствующего же субъекта, который будет реализовывать долгосрочную стратегию, разработанную правительством, у нас нет.
«Мы очень много работаем с реальной экономикой – от сельского хозяйства до ракетно-космической отрасли, и мы это видим каждый день, – говорит В. Слободян. – Вся система наполнена экономическими агентами, которые реализуют свои частные задачи, но нет некоего хозяйствующего субъекта, который бы реализовывал всю стратегию, целиком. Если рассматривать какой-либо проект государственной важности, сопоставимый с олимпийским строительством, находящимся на контроле у высших лиц государства, тогда все реализуемо. Точно так же, видимо, будет взят на контроль и Крым, благодаря чему намеченные планы начнут претворяться в жизнь. Но в масштабах всей страны такой подход недопустим. Не может первое лицо государства контролировать все происходящие процессы. Отсутствие хозяйствующего субъекта в данном контексте – ключевая проблема всего государственного устройства. Очевидно, что никакие экономические агенты, никакие компании, даже купные корпорации не способны решать государственные задачи. Они могут ставить такого уровня задачи, но не будут их реализовывать».
В данной связи на сегодняшнем этапе необходимо, по мнению эксперта, произвести общую ревизию хозяйства как в отдельно взятом Крыму, так и в России в целом. Без этого невозможно ни понимание причин и последствий происходящих процессов, ни рациональное планирование, базирующееся на результатах такого рода анализа.
В. Слободян отмечает еще один важный аспект крымской проблемы водоснабжения. Сегодня в качестве проектов ее решения рассматриваются частичная переброска рек с Северного Кавказа, частичная переброска стока Кубани, а также строительство заводов по опреснению воды. Все предлагаемые меры так или иначе поднимут вопрос энергоснабжения. В случае принятия решения, например, о строительстве завода по опреснению, должны появиться и соответствующие решения по энергообеспечению: о росте мощностей электростанций на полуострове и увеличении проходимости электрических сетей. Встанет вопрос о строительстве инфраструктуры подстанций, линий электропередачи и т.д.
Не стоит забывать также уже имеющийся проект Крымской атомной электростанции, разработанный еще в советское время. Он создавался с целью сделать энергоснабжение полуострова полностью автономным. Реализацию этого проекта, если он будет вновь внесен в повестку дня, нужно тесно увязывать с хозяйственной деятельностью региона, поскольку атомные электростанции всегда работают в комплексе с другими объектами, что позволяет перебрасывать мощности.
В заключение В. Слободян еще раз подчеркнул, что все проекты в Крыму могут быть реализованы только при наличии, с одной стороны, стратегического планирования комплексного развития территории, с другой стороны – единого экономического субъекта, реализующего эти планы, а не разрозненных агентов.

Оставить комментарий