Главная > Статьи > ИСКУССТВО БЫТЬ

ИСКУССТВО БЫТЬ

Богомолов

Москва – один из крупнейших мегаполисов мира. Он должен быть привлекательным и удобным как для постоянных жителей, так и для многочисленных гостей. Поэтому исправная работа канализационной системы – в числе ключевых составляющих столичного благополучия. Специ­фика стремительного, высокотехнологичного XXI века накладывает свой отпечаток и на этот сектор городского хозяйства. О том, какие требования предъявляет к отрасли современность, и как специалистам удается соответствовать вызовам новейшего времени, нам рассказывает заместитель генерального директора – начальник Управления канализации АО «Мосводоканал» Михаил Богомолов.

Михаил Валерьевич, расскажите, пожалуйста, вкратце: что сегодня представляет собой канализационное хозяйство Москвы.

– Канализационное хозяйство Москвы сегодня – это сложнейший комплекс сооружений. В масштабах мегаполиса, чтобы использованную городом воду вернуть в природу в первозданном виде, в среднем требуется около суток. Что происходит с загрязненной сточной водой? Ее путь на городские очистные сооружения проходит через канализационные сети, каналы-коллекторы диаметром от 150 мм до 4,5 м (в последнем случае это крупные каналы коллекторов) – их общая протяженность около 9 тысяч километров! Известно, что Москва – город на семи холмах, именно поэтому по всему городу в нашей системе работают 164 канализационно-насосных станции, которые помогают перекачивать стоки в нужном направлении.

В системе канализации Москвы и 35 снегосплавных пунктов. Если в прежние годы убираемый с городской территории снег сбрасывался в Москву-реку и Яузу, другие водоемы, нередко загрязняя их, то с 2001 г. для утилизации снежной массы стали использовать канализационную сеть. Температура воды в ней круглый год имеет температуру +16–18 градусов, и снег, попадая в нее, тает естественным образом. Оттуда вместе со стоками он отправляется на очистные сооружения, где вода проходит полную очистку.

Исторически очистку стоков обеспечивают два крупнейших в мире комплекса – Люберецкие и Курьяновские очистные сооружения (ОС). На протяжении многих лет они устойчиво и надежно работают, качественно очищая сточную воду в соответствии с нормативами. Отдельные локальные очистные сооружения работают также в Зеленограде и Южном Бутово. После присоединения к Москве новых территорий Мосводоканал стал эксплуатировать и очистные сооружения с коммуникациями в поселениях Троицкого и Новомосковского административных округов. Это 18 очистных сооружений, 80 насос­ных станций и также немалое количество сетей и коллекторов.

В условиях действующей в последние годы программы ресурсо­сбережения объемы водопотребления в Москве заметно сократились. Тем не менее, текущие показатели перерабатываемых стоков по-прежнему очень высоки – примерно от 3 до 3,5 млн м3 воды в сутки. Помимо территории Москвы очистные сооружения принимают стоки и ряда городов Московской области.

Вы упомянули о новых округах и городах Московской области, где Мосводоканал предоставляет населению услуги водоотведения. Какие в связи с этим организационные, технические и экономические задачи приходится решать вашей компании? Что в этом направлении уже сделано, а что только предстоит?

– Основная проблема Новой Москвы – это морально устаревшие и изношенные коммуникации, сами очистные сооружения. Конечно, канализационное хозяйство новых округов контрастирует с объектами, расположенными в традиционной, «старой» части города. В этой связи нами была разработана специальная программа, согласно которой 18 очистных сооружений ТиНАО будут реконструированы до 2025 г.

В рамках этой программы используются наилучшие на сегодняшний день прогрессивные технологии, оборудование и системы автоматизации. Благодаря предпринятым мерам, качество воды на уже реконструированных и успешно работающих сооружениях (например, в пос. Минзаг и Щапово) соответствует принятым нормативам, в данном случае речь идет о строгом рыбохозяйственном нормативе.

Как Вы считаете, оправдано ли устанавливать для столь малых очистных сооружений жесткие рыбохозяйственные нормативы?

– Думаю, нет. Выполнение этих нормативов влечет за собой усложнение технологии, увеличение объемов и стоимости сооружений. Опыт эксплуатации малых очистных сооружений, которые обеспечивают качество очистки сточных вод до требований «рыбхоза» показал: себестоимость очистки сточных вод на таких сооружениях превышает установленный тариф.

Однако с января будущего года ситуация начнет меняться. В силу вступит введенная Федеральным законом № 225-ФЗ в Федеральный закон № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» норма, согласно которой для объектов централизованных систем водоотведения поселений и городских округов, отнесенных к объектам первой категории, будут установлены технологические нормативы на основе технологических показателей наилучших доступных технологий (НДТ) в сфере очистки сточных вод. И эти требования Правительства РФ разработаны на основе информационно-технического справочника НДТ с учетом мощности очистных сооружений и категорий водных объектов, являющихся водоприемниками.

Мы приветствуем такие изменения и считаем, что это положительным образом скажется на проектировании, строительстве и эксплуатации канализационных очистных сооружений, позволит оптимизировать капитальные и эксплуатационные затраты. Уже сегодня сброс в водоприемники очищенных сточных вод от реконструированных с использованием НДТ сооружений улучшает экологическую ситуацию и способствует сохранению биоразнообразия водоемов.

Но есть в канализационном хозяйстве ТиНАО еще одна болевая точка – неудовлетворительное техническое состояние большого количества канализационных насосных станций (КНС), являющихся одним из сложнейших звеньев транспортировки сточных вод. Мы ими также вплотную занимаемся, ежегодно в обязательном порядке реконструируем как минимум две–три КНС. Задача осложняется тем, что система канализования стоков в ТиНАО не является централизованной – на территории округов множество локальных очистных сооружений. Конечно, на плечи нашего предприятия в связи с этим ложится дополнительная нагрузка, как финансовая, так и производственная. Но нам необходимо навести в этой сфере порядок, чтобы наши системы надежно функционировали, а жители ТиНАО действительно чувствовали себя как в столице.

Можно ли утверждать, что системы канализации Москвы сегодня полностью соответствуют вызовам современности или есть еще нечто, над чем нужно усердно потрудиться? Какую оценку по школьной, пятибалльной системе дали бы Вы сегодня работе своей службы? И как она соотносится, на Ваш взгляд, с «оценками» зарубежных коллег – отстает или превосходит Москва по этим показателям города, сопоставимые с ней (европейские столицы, американские, азиатские мегаполисы)?

– Оценку самому себе ставить сложно, и максимальную, конечно, не назовешь никогда. Всегда впереди останется рубеж, к которому нужно стремиться. И все же сейчас у нас уже есть заметные достижения. Так, в настоящее время Москва, на мой взгляд, существенно опережает крупные российские и многие зарубежные города в отношении борьбы с запахами от сооружений канализации.

В последние годы существенным преобразованиям подверглись Люберецкие и Курьяновские очистные сооружения, где очень многое сделано для снижения эмиссии загрязняющих веществ в атмосферу. На очистных сооружениях мы закрыли «нержавейкой» и полимерными материалами более 130 тыс. м2 открытых каналов и первичных отстойников диаметром 33, 40 и 54 м. Это равно площади 18 футбольных полей! Хочу отметить, что конструкция перекрытий – разработка наших, российских инженеров. Также мы разместили там 60 установок комбинированной газоочистки с применением фотокаталитического (ультрафиолетовая очистка) и сорбционного метода. Этот комбинированный метод полностью исключает выбросы всех загрязняющих веществ, которые присутствуют в эмиссии канализационных стоков. Были выведены из эксплуатации технологические сооружения общей площадью открытых поверхностей 93,3 тыс. м2. Мы полностью заменили оборудование по обезвоживанию осадка: на смену морально устаревшим фильтр-прессам теперь пришли высокопроизводительные центрифуги.

Таким образом, с неприятными запахами у нас проблем нет, учитываем все мелочи, вплоть до герметизации и уплотнения крышек колодцев.

Все это представляло собой сложные инженерные задачи, так как больше нигде ничего подобного в таком объеме реализовано не было.

Что касается ситуации в целом, то сегодня, пожалуй, нет значительных отличий в худшую или лучшую сторону нашего канализационного хозяйства от аналогичных систем канализования ведущих стран мира. Мы постоянно держим руку на пульсе и, если у зарубежных коллег появляется что-то новое и интересное, обязательно изучаем эффект от возможного внедрения новинки в свое хозяйство. Нет смысла моментально заимствовать нечто, едва успевшее возникнуть. Прежде следует изучить опыт, понять, какой эффект достигается при помощи той или иной технологии, имеется ли от нее конкретная польза. После этого мы проводим испытания и уже по результатам пилотной работы принимаем решение об использовании у себя нового оборудования. Поэтому сегодня удивить нас чем-либо все-таки сложно. Тем более, что наши специалисты постоянно участвуют в крупнейших выставках и водных форумах.

Возвращаясь к разговору о запахах, хотелось бы знать, какие еще мероприятия проводятся Мосводоканалом по улучшению санитарно-экологического состояния воздушной и водной среды в жилых районах города?

– Система канализации традиционно сопровождается запахами. С проблемой проникновения этих запахов в городскую среду мы боремся. В этом нам активно помогают жители, сообщая о неприятных ощущениях. У нас есть диспетчерская служба, которая принимает любые, в том числе и такие заявки от жителей. Если москвичи жалуются (как правило, на запах сероводорода), мы выезжаем на место и проверяем работу оборудования. Не всегда источником запаха является канализация, но любую заявку мы отрабатываем и при необходимости исправляем ситуацию. Для борьбы с этим явлением существуют и применяются разные виды фильтрующих установок.

В таком широком формате, как в Москве, подобная работа не ведется, пожалуй, нигде. В европейских городах, правда, осуществить ее сложнее, в связи с особенностями принятой там общесплавной системы канализации. Водосточные решетки в этих городах соединены с канализационными каналами. Закрывать эти решетки нельзя, и поэтому в сухую погоду оттуда порой идет неприятный запах.

С проблемой общесплавной канализации, к счастью, наша раздельная система не сталкивается. Но в то же время у нас имеются свои проблемы. Например, в городской черте расположены канализационные насосные станции со своими системами вентиляции, которые должны обеспечивать нормативную кратность обмена воздуха внутри КНС. Сегодня в условиях плотной жилой застройки такие станции могут доставлять определенные неудобства в обеспечении требуемого состояния воздушной среды. Конечно, устранение данной проблемы тоже стоит денег, но мы стараемся решать задачу локально, по мере возникновения жалоб. Откуда поступает особенно много сигналов от жителей, там стремимся в первую очередь исправлять ситуацию. Все эти вопросы мы постоянно отслеживаем, поскольку и городские власти, и жители от нас этого требуют.

Что касается экологического сос­тояния водной среды, то важным представляется, прежде всего, контроль за сбросами, точнее за их очисткой. На выходе сток контролируется не только по нормируемым показателям загрязнений, но также и по бактериологическим показателям. У нас на выходе стоят ультрафио­летовые установки моментального обеззараживания. Соответственно, мы используем экологически чистый метод обеззараживания очищенных сточных вод, тогда как на многих канализационных очистных сооружениях в России и за рубежом в ходу еще реагентные методы обеззараживания воды. Таким образом, наш метод – более быстрый и более безболезненный для природы.

Известно, что специфика загрязнений в промышленных и хозяйственно-бытовых стоках различна. Насколько универсальны технологии очистки, используемые Мосводоканалом? И в какой степени промышленные предприятия осуществляют предварительную очистку своих стоков, прежде чем сбросить их в городскую канализацию?

– Технология очистки на наших сооружениях ориентирована прежде всего на хозяйственно-бытовые и близкие к ним по составу промышленные сточные воды. То есть на очистку промышленных стоков, которые содержат, например, тяжелые металлы и другие специфические составляющие, наши сооружения не рассчитаны. Поэтому сегодня у нас ведется работа по определению загрязнителей, сбрасывающих нам сверхнормативные загрязнения, отличающиеся от хозяйственно-бытового стока. С помощью лабораторного и приборного контроля на выпусках предприятий мы контролируем промышленный сброс. Если в таких сбросах уровень загрязнения оказывается превышенным по сравнению с нормативом, то составляется акт и загрязнителю выставляется действительно серьезный штраф за ненормативный сброс.

Кроме того, предпринимаются шаги и в плане совершенствования законодательства в целях усиления воздействия на потенциальных промышленных загрязнителей, которых в Москве еще достаточно, и сбросы которых негативно сказываются на работе наших сооружений. Так, имеющаяся нормативная база сегодня дорабатывается в части ответственности промпредприятий за обеспечение ими локальной очистки собственных стоков до нормативных показателей.

Михаил Валерьевич, хотелось бы задать вопрос от лица малых городов России, где достаточно серьезно стоят проблемы с работой систем канализации, где и износ оборудования выше, и финансовых средств меньше, а частные инвестиции не приходят из-за трудностей окупаемости. Что можно посоветовать таким малым поселениям? Каким образом им в имеющихся условиях оптимизировать свою систему?

– Самое главное, что стоило бы посоветовать коллегам, это уметь верно расставлять приоритеты. Надо всегда правильно понимать, где в твоем хозяйстве «тонкие» места, и действовать на предупреждение возможных сбоев. Так, у нас есть ежегодная программа по диагностике трубопроводов: тот или иной участок сетей включается в производственную программу реконструкции по результатам обследования после соответствующего обоснования. Мы сами разработали критерии такого отбора, определили регламент, который позволяет принимать решения о включении или невключении сети в работу. Например, для каждой трубы важен срок ее службы. Но длительный срок еще не значит, что эта труба плохая. Например, встречаются сети 30-х–50-х годов прошлого века с чугунными трубами, которые прослужат еще долго, а есть сети 80-х годов, которые уже пришли в ненадлежащее состояние. Соответственно, существует несколько ступеней оценки состояния сети, которые мы установили в качестве основы для принятия решений в своей программе.

На мой взгляд, коллегам, ощущающим недостаток финансирования, надо больше внимания уделять именно таким аспектам планирования и правильно расставлять приоритеты.

В последние 15–20 лет в Москве осуществлена широкомасштабная установка квартирных счетчиков воды. Вкупе с другими ресурсо­сберегающими мероприятиями это привело к значительному уменьшению водопотребления в жилом секторе. Изменились ли в результате качественные показатели коммунальных стоков и произошли ли по данной причине изменения в подходах к их транспортировке и очистке?

– За последние 20 лет объем среднесуточного притока сточных вод в городскую систему канализации снизился в два раза! Но при этом мы ощущаем увеличение коэффициента неравномерности притока за счет увеличения доли поверхностного стока. Это заставило нас пересмотреть технологию работы насосных станций. В свое время насосы были рассчитаны на ранее установленный нормативный приток. Сейчас он, во-первых, уменьшился, а во-вторых, разница между ночным и дневным притоком стала существеннее. Поэтому для экономии электроэнергии на КНС применяются частотные преобразователи, позволяющие насос­ному оборудованию работать на меньших частотах в часы минимального притока. За этим мы следим в постоянном режиме.

А в целом, повторюсь, подход к очистке остался прежним. Появились лишь некоторые дополнительные нюансы, которые приходится учитывать. Например, больше внимания приходится уделять проблеме засорения канализационных сетей. Связано это с тем, что наполняемость каналов уменьшилась, упала и скорость потока.

Какова доля российских разработок (оборудования, материалов, элементной базы, технологических процессов и т.п.), применяемых на Мосводоканале? Насколько сильно отражается на работе предприятия введение иностранных экономических санкций?

– Стратегически мы стараемся активно использовать, в первую очередь, российское оборудование, которое зачастую по своим характеристикам не уступает лучшим мировым образцам. И только там, где ощущается нехватка отечественных аналогов, применяем технологии из других стран (но при этом только самые передовые из них).

К счастью, высококачественные отечественные разработки присутствуют сегодня на рынке в достаточном количестве. Это и упомянутые уже системы очистки воздуха, ультра­фиолетового обеззараживания и полимерные трубопроводы, стеклопластиковые трубы. Мы пользуемся также отечественными технологиями по разрушающему и неразрушающему методу диагностики и реконструкции сетей. Так что не могу сказать, что санкции как-то серьезно повлияли на работу Мосводоканала.

Что бы Вы, со своей стороны, сказали и порекомендовали потребителям оказываемой услуги? К чему привлекли бы внимание, от каких действий предостерегли, о чем попросили?

– Большая беда для нас – несанкционированное использование систем канализации. Зачастую в осенний период или весной во время субботников люди вскрывают колодцы и сбрасывают туда мусор, как в яму. Мало того, что это грозит аварией – выбросом воды наружу, это чревато и локальной экологической проблемой. Кроме того, последующая расчистка каналов создает существенные трудности. Когда специалисты опускаются в каналы, в коллекторы для их очистки, это представляет собой серьезное, трудоемкое и опасное мероприятие. Сам мусор, который сбрасывают в канализацию, «выплывая» на КНС, может серьезно повредить насосный агрегат. Кроме того, население часто выбрасывает в канализацию твердые бытовые отходы: ушные палочки, пластиковые предметы, синтетические салфетки, пакеты и прочее. Этот бытовой мусор существенно осложняет работу как систем транспортировки, так и очистки сточных вод. И всего этого можно избежать очень просто: не стоит превращать канализацию в мусорную свалку.

Какие направления развития канализационной отрасли в целом Вы назвали бы приоритетными на ближайшее будущее?

– В числе приоритетов, как я уже говорил, реконструкция очистных сооружений. Главным объектом я назвал бы Курьяновские ОС, где нам предстоит завершить масштабную реконструкцию. Первый и второй блок биологической очистки мы здесь уже запустили. Сейчас занимаемся строительством головных сооружений механической очистки воды от грубодисперсных загрязнений и песка (первой стадии очистки), а также строительством дополнительных вторичных отстойников. Еще одна из стоящих задач –завершение работ по реконструкции локальных очистных сооружений в Троицком и Новомосковском административных округах.

Но самая главная цель – это постоянное поддержание надежного состояния системы канализации. Ведь наше хозяйство особое – если оно не работает, это, к сожалению, все сразу чувствуют. Поэтому здесь крайне важны и грамотная расстановка приоритетов, и правильное определение состояния канализационных сетей, и расширение и строительство новых сетей, которые позволили бы облегчить работу старых. Все это сложные задачи, с которыми наше предприятие поэтапно справляется, прилагая максимум усилий.

И самый лучший показатель успешности нашей работы, самая высокая для нас оценка – это когда никто не замечает, как работает система канализации.

А если заглянуть дальше, лет через 100. Как Вы считаете, возможно вообще создать технологии канализования по типу безотходных процессов?

– Думаю, через 100 лет они будут безотходными. Уже сегодня вопросы использования осадка канализационных стоков активно прорабатываются. Сейчас в результате нашей деятельности на выходе получаются два «продукта». Первый – очищенные стоки, которые мы сбрасываем в водоемы. К слову, по качеству очищенная вода зачастую даже превосходит воду в самой Москве-реке. А последняя по своему объему на 40% состоит из очищенных стоков.

Вторая часть – это осадок. Раньше он просто подлежал захоронению на полигонах. Сейчас такая практика тоже имеет место, но это – вчерашний день. Ведь осадок можно применять как добавку при горении в специальных печах, а золу от сжигания осадка – как элемент строительных материалов. Эти возможности детально исследуются. Европа уже сегодня старается использовать осадок как альтернативный источник энергии. Мы также образующийся при сбраживании газ метан используем на мини-ТЭЦ, где вырабатывается 10 мВт электроэнергии. То есть мы можем сами себя автономно обеспечить электричеством, что мы и делаем: в Курьяново и Люберцах такие установки есть. Так что в перспективе система канализации окажется безотходной.

В качестве заключения хотелось бы задать вопрос, на который именно Вы могли бы ответить лучше, чем кто-либо другой. Кем в первую очередь должен быть хороший руководитель канализационного хозяйства: химиком, биологом, экономистом, организатором, трудоголиком?.. Какие качества нужны для того, чтобы это хозяйство работало максимально эффективно?

– Думаю, что, прежде всего, человек должен глубоко понимать это хозяйство, так сказать, пустить в нем корни. Для того чтобы, им оперативно управлять (а управлять надо именно оперативно!), следует это хозяйство очень хорошо знать. Если человек, который возьмет на себя такой труд, просто обладает качествами, которые Вы перечислили, или является одним из вышеназванных специалистов, трудно даже сказать, сколько времени ему придется потратить на то, чтобы «прочувствовать» Москву. Для меня на сегодня нет каких-то секретов подземного пространства в наших сетях. Но я, придя на это предприятие, прошел здесь путь от электрика, по всем ступеням – до начальника управления канализации.

Но, кроме того, конечно, человек должен быть трудоголиком. Надо однозначно понимать, что эта работа требует самопожертвования, что свободного времени и выходных здесь абсолютно не бывает. А самое главное – это умение принимать быстрые оперативные решения. Канализацию надо чувствовать, это – вены нашего города.

Спасибо Вам за интервью и за Ваш труд – от имени всех москвичей, потому что многие действительно ощущают качество этой работы. То, что мы порой не замечаем, что у нас есть канализация – огромная заслуга всего Мосводоканала.

Беседовал Владимир Куприянов.