Главная > Статьи > На пепелище…

На пепелище…

Журнал «Коммунальный комплекс России» всегда позиционировал себя в качестве издания о коммунальном хозяйстве, реформировании и модернизации ЖКХ, современных технологиях и оборудовании, применяемых в отрасли. Мы традиционно делимся с читателями информацией, полезной для эффективной работы коммунальных и жилищных предприятий и организаций: рассказываем о новшествах законодательства, приводим экспертный анализ экономической ситуации и политических решений, освещаем, по мере наших скромных сил, передовые разработки в промышленности и науке, современные технологии, обзоры рынков оборудования, изменения в тарифной политике. 

Но сегодня ситуация требует от нас несколько отойти от традиционной, углубленной специфики и коснуться темы, взволновавшей и потрясшей всю Россию. Мы считаем своим гражданским долгом отозваться на страшную трагедию, случившуюся в городе Кемерово, но ставшую нашим общим, национальным горем.

25 марта в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» случился без преувеличения жуткий пожар, само число жертв которого стало предметом ожесточенных, а порой и просто аморальных споров.

Разумеется, точное количество погибших и пострадавших должно быть установлено окончательно и честно публично озвучено. Это просто аксиома, и двух мнений тут быть не может.

Но в общем контексте так ли принципиально важно, «сколько» их оказалось в этом аду? В XXI веке – в эпоху новых материалов и технологий строительства, автоматизации управления системами безопасности и жизнеобеспечения, наличии множества ГОСТов и ПТБ, в то время, когда с высоких трибун нам вещают о перспективах цифровой экономики в России – сама вероятность массовой гибели людей от пожаров, казалось бы, должна сокращаться. Конечно, никто не говорит о том, что эта опасность отошла в прошлое или требует к себе менее серьезного отношения. Огонь во всем мире продолжает собирать с человечества свою страшную дань, но и человек со времен Прометея обрел достойные средства держать это грозное благо в узде – как материальные, так и организационные. И эти средства просто обязаны быть неотъемлемой частью современных объектов массового посещения. Так что несчастье, случившееся при пожаре даже с одним человеком, сегодня должно становиться предметом для осмысления.

Несомненно одно – число жертв пожара в «Зимней вишне» ужасает. Ужасает тем фактом, что большинство погибших составили дети, а особенно – обстоятельствами, при которых они встретили свою смерть.

Сегодня журнал «Коммунальный комплекс России» говорит об этом потому, что кемеровская история – она и про ЖКХ. Потому, что она про всех нас. Как писали многие по горячим следам событий, ТЦ «Зимняя вишня» – это страна в миниатюре, и мы все оказались «заперты» в ней.

Довольно жесткая аллегория, но каждый видит ее истинную составляющую. Случившееся в Кемерово стало общим отражением состояния нашей инфраструктуры, систем безопасности, отношения к своим должностным обязанностям, следствием отсутствия собственных технологий, отношений людей в обществе и отношений к обществу властей.

Каждый из нас – от Калининграда до Владивостока – знает в своем городе такого же «качества» торговый центр, офисный комплекс, гипермаркет, транспортный узел, новостройку-свечку, а то и промышленный объект (нужное добавить).

Каждый из нас видел отключенные системы пожарной сигнализации («потому что достала орать от любого окурка»), захламленные шкафы с пожарными рукавами, отключенные видеокамеры наблюдения, заблокированные автопотоком кареты скорой помощи, запертые и опечатанные (!) аварийные выходы в школах…

Каждый из нас наслышан, что разработать собственную новую технологию – задача мегазатратная, и идя по пути наименьшего сопротивления, проще и удивительно, но дешевле, приобрести импортный «аналог». Много ли вы встречали автоматических систем пожаротушения, подразумевающих в том числе и моментальную разблокировку дверей по звонку сигнализации, работающих
на базе российских электронных компонентов, российских микропроцессоров и печатных плат?..

Каждый из нас, что греха таить, редко оглядывается по сторонам, приобщившись к принципу «своя рубашка ближе к телу». Мы действительно в последнее время сильно очерствели к чужому горю, сосредоточились на себе и на любое пересечение личных границ реагируем повышенной агрессией и ответными претензиями.

Мы все как-то уже привыкли и смирились с явлением, окрещенным в народе пресловутым «синдромом вахтера». Той самой крайне нелицеприятной чертой ведомственных структур, проще говоря – бюрократии, которая проявляется в «забывчивости» относительно роли, отведенной ей в общественном укладе. Мы забыли, что чиновник, независимо от своего ранга, это по большому счету наемный работник, призванный, за вознаграждение из средств государственной казны (налогов), обеспечивать интересы граждан – а никак не наоборот. Поэтому первостепенные нужды и запросы, которые обязаны обслуживать и учитывать представители власти в демократической стране (к числу которых, по последним данным, относит себя Россия) – это нужды и запросы граждан, высказанные как от имени частных лиц, так и различных общественных организаций.

Это касается отнюдь не только высоких министерств или глав регионов, а любого функционера, посаженного на свое конкретное место ради соблюдения интересов публики, которая «тут толчется», будь то пожарный, санитарный или налоговый инспектор, охранник или смотритель аттракциона, учитель или врач, прораб на стройке или сотрудник газовой службы.

В итоге наш общий «Вишневый сад», складывающийся из отдельных повсеместных «Зимних вишен», снова, как в старой пьесе, рискует стать «уходящей натурой», вырубленный ли, обращенный ли в пепелище.

Вот к какому положению мы пришли на данном историческом этапе.

Действовать далее для исправления ситуации нам нужно именно в этих обстоятельствах. Ибо других нам никто не создаст.
К счастью, многие из нас уже осознали смысл философии «малых дел». Вноси свой посильный вклад в общее, возделай свой сад, и тогда из отдельных частей закономерно сложится вся сложная мозаика благополучия.

Принцип «начни с себя» действительно подходит на первом этапе – не бросай окурки с балкона, следи за своими детьми, не давай взяток, соблюдай правила дорожного движения и правила противопожарной безопасности и т.д. Но создать комфорт и благополучие среди безобразий мира на своей отдельно взятой «даче» – стратегия, годная лишь до поры. Возведенная в абсолют она ведет к тотальному безразличию и атомизации социума. А это уже – опасная черта, за которой общество распадается.

Нужно начать выглядывать за границы своего персонального рая, где взошли чудесные саженцы, и пока из магазина не пропала колбаса.
Практика показала, что внимание к окружающим, сочувствие, сосредоточенность не только на себе и оказались самыми эффективными в ситуации кемеровского ада. Люди – продавцы бутиков, нерастерявшиеся охранники, аниматор, билетер, фотограф, простые посетители ТЦ, остановившиеся, чтобы помочь выбраться другим, не покидавшие помещение до последних минут, чтобы убедиться, что другие нашли выход, люди, уже выбравшиеся, но вернувшиеся за оставшимися детьми без разделения на «своих» и «чужих», люди, старавшиеся чем-то помочь снаружи здания – настоящие герои, без совести, сознательности и мужества которых жертв было бы намного больше.
Спасибо и низкий поклон им! Это и есть истинные граждане, это – представители общества, а не «населения».

Критическая ситуация обнажает в людях худшие и лучшие качества. Кемерово показало, что лучшие в нас – есть. Так возможно, стоит культивировать их в себе и демонстрировать не только тогда, когда кошмар уже наступил? Не так много нужно, чтобы начать проявлять внимание, заботу и сострадание к окружающим и в обыденной обстановке.

Это и есть главная программа действий для нас всех. «Начав с себя», смотри дальше. На своих соседей, на свой дом, двор, город и рабочий объект.

Самое важное, что нам нужно – это, пожалуй, хорошая память. О цене равнодушия пусть напоминают нам погибшие в Кемерове.
Вспомним их, когда соседи зовут нас на общее собрание. Вспомним их, когда нужно удостовериться в качестве капитального ремонта в нашем общем МКД. Вспомним их, когда по своей прихоти проламываем в комнате капитальную стену, от которой зависит не только наше благополучие. Вспомним их, когда монтируем тяжелую тамбурную дверь, изолирующую от лестницы сразу несколько квартир в подъезде, рискуя, что в самый ответственный момент ее заклинит или перекосит. Вспомним их, когда закупаем утеплитель, трубы или электрокабель на свой объект. Когда проектируем здание. Когда монтируем лифт. Когда рассчитываем энергоэффективность будущей котельной. Когда решаем сложнейшую задачу оборудования водоочистки в богом забытом сельском поселении. Когда размышляем о цене и качестве импортных технологий и задумываемся, наконец-то (!), о необходимости разработки собственной элементной базы.

Вспомним их в любой ситуации, когда нам приходится делать что-то не только для себя. Это и будет лучшим мемориалом всем, кто не сумел выбраться из страшных объятий пламени.

И самое главное – это придется делать нам под собственным, а не посторонним чутким руководством.
Реакция на случившееся чиновников и региональных властей тоже, увы, показательна. Стала ли она результатом вседозволенности, оторванности от жизненных реалий или растерянности в критический момент, по сути, не так важно. Прощение первого лица государства, пусть и всенародно избранного, уважаемого в силу ранга, в первом порыве оказалось получить важнее, чем прощение людей, неравнодушных горожан (а можно ли было оставаться равнодушными?), названных «провокаторами». Почему человек (а именно таких и была основная масса, причем во всех городах, где прошли траурные акции памяти), лично, к счастью, не потерявший никого в страшном пожаре, но просто небездушный, посчитавший своим долгом выйти и быть, находиться рядом со своими согражданами в этот страшный час, разделить горе сообща, оказать поддержку хотя бы своим присутствием – оказывается лишним, провокационным фактором, «разлагающим элементом»? Почему, едва заметив в толпе лица «политических противников», сразу всех собравшихся следует клеймить как ангажированных «вражеских агентов»? Разве сами, страшно сказать, «оппозиционеры» не являются чьими-то детьми, отцами и матерями и не в состоянии появиться где-либо просто с целью выразить сочувствие и душевную солидарность? Разве не это и есть НОРМАЛЬНАЯ человеческая реакция – быть вместе, объединиться перед лицом несчастья, подставить плечо ближнему?!
Так что рассчитывать на чью-то «организацию» и «содействие» не особо приходится. Но мы ведь делаем, сочувствуем, помогаем, выражаем соболезнования и размышляем о будущем не для «начальства»? Мы делаем это для себя и наших детей. Кемеровские дети тоже были нашими.

Простите нас, дети! Простите, осиротевшие родители!

Нынешняя задача, чтобы все остальные – живые, прожили теперь достойную жизнь. Неравнодушие ко всем живым и результатам собственной деятельности будет той ценой, тем долгом, который мы все обязаны оплатить неотъемлемой частичке нашей Родины – российскому городу Кемерово.