Главная > Статьи > А.Чичканов. Три условия для возможности финансирования

А.Чичканов. Три условия для возможности финансирования

Алексей Чичканов,
исполнительный вице-президент – начальник Центра ГЧП  Газпромбанка

 


По словам представителей Минстроя России, в настоящее время законодательно созданы все условия для притока финансовых инвестиций в ЖКХ в рамках концессий и государственно-частного партнерства. Но банки не спешат вкладывать свои средства на нужды развития данной сферы и этому есть объективные причины. Существуют вполне конкретные условия, необходимые для возможности банковского финансирования проектов ГЧП. Об этих закономерных «предпосылках успеха» и пойдет сегодня речь.


 

Назовем три основных фактора, соблюдение которых предоставляет проекту ГЧП реальные шансы на получение банковского финансирования. При этом не станем утверждать, что все подобные проекты должны финансироваться банками. Существуют проекты небольшого масштаба (причем, таковых большинство), которые могут быть профинансированы собственными силами инвестора без привлечения банковских средств. Вероятнее всего, многие проекты с объемом финансирования до 100 и даже до 500 млн руб. вполне могут обойтись без займов банков. Но широко известные масштабные проекты, которые реально меняют бизнес-ландшафт в регионах и на федеральном уровне, обязательно осуществляются с банковским финансированием. Оно является основной составляющей их инвестиционного обеспечения, доходя до 90% проектной стоимости.

Итак, первый фактор – это сильный инициатор. Второй – готовность региона к выполнению обязательств по проекту. Здесь, прежде всего, имеются в виду обязательства финансового характера, хотя могут встречаться и уникальные случаи, где важные для структурирования обязательства носят нефинансовый характер. Третий фактор – это наличие проработанной концепции финансовой и юридической схемы проекта. Далее – подробности каждого.

Сильный инициатор
Что такое сильный инициатор? Как правило, это концедент (или публичный парт­нер, в соответствии с терминологией федерального закона о ГЧП). Хотя изредка встречаются примеры проектов, инициатором которых выступал частный бизнес, и которые успешно дошли до стадии подписания и реализации. Но это, скорее, исключения из правила. В подавляющем большинстве успешных проектов инициатором выступал регион или Российская Федерация в качестве особого субъекта концессии.

Соответственно, для удачного старта требуется, прежде всего, политическая воля. Она определяется главой региона с командой вице-губернаторов и региональных министров, которые ставят задачу к определенному сроку добиться положительных результатов в достижении конкретных целей. Они понимают, что ГЧП – это один из механизмов привлечения инвестиций в отрасли, финансировавшейся ранее исключительно за счет бюджета. Наличие такой команды является обязательным условием успешности проекта ГЧП.

Если же рамки поставленной губернатором задачи размыты («проанализировать ситуацию»), то, как правило, никаких существенных результатов достичь не удастся. Поскольку обремененные подобным заданием чиновники, анализируя ситуацию с нуля, приходят к наиболее удобной для них позиции: рисков много, неясностей много, непонятна позиция правоохранительных органов, поэтому лучше действовать по старинке – словом, такой проект нам не нужен. Возражения ответственных лиц в некоторой степени вполне понятны. Поэтому не во всех регионах начатые бизнес-идеи удается довести до логического конца. Получается это только там, где задача достижения реального результата четко конкретизирована и не сводится к простому анализу ситуации.

Это условие обязательно еще и потому, что для внутриадминистративного согласования всех достаточно сложных механизмов многофакторного проекта (отраслевых, технологических, финансовых, юридических процессов) требуется «двигатель», который обосновывает и готовит этот проект в среде самой администрации.

Подготовка проекта требует также выделения специального бюджета. Не секрет, что чиновник, работающий самостоятельно, без экспертной поддержки, большинство вопросов, которые будут важны на стадии переговоров с инвестором и банком, оставит без ответа. Поэтому привлечение платных консультантов, безусловно, необходимо. Сегодня этот рынок уже достаточно развит, в отличие от периода 10-летней давности, когда закон о концессионных соглашениях только появился. В стране имеется достаточное количество профессиональных консультантов, которые готовы предоставлять услуги по подготовке проектов по вполне доступным ценам.

Наличие рядом с командой региональной администрации профессиональных консультантов (прежде всего финансистов и юристов), которые разговаривают «на одном языке» и грамотно отвечают на вопросы банка и потенциального инвестора, с точки зрения любого банка представляет огромный плюс для рассмотрения возможности финансирования проекта.

Наличие госпрограммы – это тоже очевидное необходимое условие. Те расходы по проекту, которые регион в будущем планирует понести (даже если это только планы), обязательно должны быть утверждены в государственной программе. Банк в таком случае будет уверен, что регион осознанно идет на будущие расходы.

Следующее условие – наличие конкурса. Существует ряд проектов, получивших свое финансирование без этой процедуры, но они – тоже исключение из правил.

На проектах частной инициативы мы также заострять внимание не будем – этот процесс находится пока только в стадии развития. Стоит лишь заметить, что такие проекты можно финансировать, если они хорошо подготовлены.

Если мы говорим не о регионе, а об инвесторе, то ключевые требования к последнему – это обычные требования классического проектного финансирования. В частности, размещение в проекте собственных средств, в размере примерно 20% всей потребности. Ни один банк не будет финансировать проект на 100%, какими бы хорошими ни были его отношения с инициатором, поскольку это нарушает ключевой основополагающий принцип проектного финансирования, заключающийся в распределении рисков по проекту.

Инвестор также должен иметь опыт привлечения кредитных средств (хорошую историю по возврату кредитных средств), а кроме того – опыт реализации аналогичных проектов. Серьезный банк не возьмется финансировать инвестора, который никогда ранее не осуществлял подобные проекты и не имеет подтверждения, что справится со всеми возможными сложностями – прежде всего с технологическими трудностями и возможными проблемами на этапе эксплуатации. Опыт реализации проектов ГЧП желателен, но обойтись без него можно, если имеются в наличии более востребованные виды опыта. Локальное присутствие в регионе также является желательным условием. Понятно, что это будет способствовать большей эффективности контактов на уровне администрации и облегчит прохождение этапов проектирования, строительства и последующей эксплуатации.

Готовность к финансовым обязательствам
Второй важный фактор – готовность региона к финансовым обязательствам по проекту. Следует оговориться, что имеются проекты, где регион (или концедент при федеральном органе) не несет никакой финансовой нагрузки. Однако это случается, как правило, не при концессии, а при заключении обычного инвестиционного договора, по которому инвестор на свой страх и риск берет государственное имущество и на нем пытается организовать бизнес.

Когда же речь идет о практической концессии или о проекте ГЧП, в них по описанной выше схеме реализуются лишь уникальные транспортные проекты. Такие, например, где можно получить огромный трафик, и где инвестор, сделав предварительно
серьезные экспертные исследования, уверен сам и убедил банк в том, что прогнозируемого трафика или объема услуг здесь достаточно, и что это позволяет не взимать с региона никакой субсидии до минимального гарантированного дохода или платы концедента. Соответственно, в таком случае банк в связке с инвестором финансирует проект, взяв исключительно на себя риск рынка. Пример подобного проекта – строительство отдельных участков трассы Москва–Санкт-Петербург, но, повторим, подобные случаи очень и очень редки.

Большинство проектов осуществляется там, где есть коммерческая составляющая на этапе эксплуатации, и от региона, как правило, требуется обязательство выплатить инвестору субсидию до согласованного уровня минимального гарантированного дохода. При этом во многих проектах это всего лишь страховка, поддержка региона, которая не будет заключаться в выплате средств бюджета. Если проект действительно финансово эффективный, правильно структурирован, то он сам принесет выручку, необходимую для возврата кредитных средств и доходности инвестора. А механизм минимального гарантированного дохода всего лишь создает комфортные условия для инвестора и, прежде всего, для банка. Смысл здесь в том, чтобы финансировать проект, в который верит не только инвестор, но и бюджет.

Третий возможный платежный механизм – это оказание в принципе бесплатной услуги, в эту категорию входят муниципальные детские сады, школы, объекты здравоохранения, относящиеся к фонду обязательного медицинского страхования и т.п. Здесь используется только плата концедента, когда регион выплачивает определенную фиксированную цену, а сама услуга пользователям оказывается инвестором бесплатно. Сюда могут войти даже платные дороги, когда весь доход поступает в бюджет региона. Это могут быть проекты, достаточно приемлемые и для банка, и для инвестора, позволяющие добиться цели, стоящей перед регионом по ускоренному вводу объектов социальной, транспортной, медицинской составляющей инфраструктуры.

Газпромбанк, например, рассматривает только достаточно крупные проекты, начиная примерно от миллиарда рублей. Поэтому некапиталоемкие проекты, такие как отдельные детские образовательные учреждения или объекты ЖКХ, целесообразно при рассмотрении возможности финансирования банком объединять в лоты. Такая схема была задействована как минимум по четырем проектам, финансируемым Газпромбанком в регионах, где предусматривалось строительство детских садов, школ и объектов социальной инфраструктуры (библиотеки, дома культуры и т.п.).

Четкая концепция
Наконец, третье существенное условие для всех проектов – проработанная концепция. Это означает, что сам по себе проект должен быть эффективным. Следует очень подробно и качественно проработать параметры проекта, коммерческую и финансовую модели, организационно-правовую модель. Банкам хотелось бы также видеть проектную или хотя бы предпроектную документацию планируемого к реализации проекта. Для капиталоемких и технологически сложных проектов это вообще очень важное условие. Соответственно, серьезность и «упакованность» проекта является необходимым элементом для рассмотрения возможности его финансирования банком.

В отношении юридической модели важно наличие такого обязательного условия, как прямое соглашение с регионом. Оно является частью механизма «упаковки» проекта и обеспечивает защиту банка и предоставленного им финансирования в проект, что позволит банку пройти все необходимые департаменты, вынести рассмотрение проекта на свой кредитный комитет и получить положительное решение. ❒

Оставить комментарий