Главная > Статьи > Г. Хованская
Любая реформа должна помогать простому человеку

Г. Хованская
Любая реформа должна помогать простому человеку

Любая реформа должна помогать простому человеку

 

Галина Хованская,
депутат Государственной Думы РФ, председатель Подкомитета по реформированию ЖКХ Комитета по строительству и земельным отношениям Государственной Думы РФ

 


Сегодня в отечественном ЖКХ трудно, пожалуй, будет найти человека более популярного, чем Галина Петровна Хованская. Ей удается в одном лице совместить, казалось бы, совершенно несовместимые вещи. С одной стороны, она успешный политик весьма высокого ранга, способный оказывать реальное влияние на политику государства в сфере ЖКХ. С другой стороны, Галина Петровна является известным борцом за справедливость и активным защитником интересов простых людей. По многочисленным просьбам читателей журнала мы обратились к Галине Петровне Хованской с просьбой прокомментировать современную ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве России и выражаем ей глубокую благодарность за любезное согласие ответить на вопросы, интересующие сегодня практически всех жителей нашей страны.


 

Уважаемая Галина Петровна, Вы возглавляете в Государственной Думе крайне тяжелый и вместе с тем очень важный участок работы. Сегодня, к сожалению, для многих понятие «реформа ЖКХ» стало нарицательным. Коммунальные платежи съедают значительную часть доходов граждан, а условия проживания становятся все менее комфортными, поскольку инженерные системы и конструкции зданий сильно изношены и не ремонтируются многие десятилетия. Что делать? Как обуздать непомерный рост тарифов?

Ответу только на один этот вопрос можно посвятить целую статью. Прежде всего, необходимо четко представлять себе, за что конкретно платит потребитель. Он оплачивает жилищные услуги и коммунальные услуги. Жилищные услуги направлены на содержание и ремонт дома в целом, а также отдельных видов его имущества. Плату за эти услуги определяем мы с вами, то есть собственники помещений, на общем собрании. Конкретные величины стоимости жилищных услуг выносятся на наше рассмотрение, в зависимости от выбранного способа управления домом, либо управляющей компанией, либо правлением ТСЖ или ЖСК. Но собственники могут согласиться с предложенной стоимостью, а могут и не согласиться. Таким образом, конкретные цифры по оплате жилищных услуг определяет потребитель, и только он может на них повлиять. Понятно, что при этом необходимо реально оценивать ситуацию и слишком низко опускать ценовую планку нельзя, поскольку любой дом требует достойного ухода и должен находиться в хорошем состоянии.

А вот что касается коммунальных услуг, то их оплату регулирует уже другое законодательство. Поскольку такие услуги оказывают здесь должно работать антимонопольное законодательство. Тарифы на услуги ресурсоснабжающих организаций устанавливает региональная энергетическая комиссия. Правда, некоторые тарифы устанавливаются на федеральном уровне. В первую очередь, это тарифы на газ и электроэнергию. К сожалению, нужно констатировать тот факт, что далеко не всегда региональные энергетические комиссии при утверждении тарифов и нормативов потребления коммунальных услуг пытаются соблюдать баланс интересов между потребителями и ресурсоснабжающими организациями. По моим наблюдениям зачастую имеется крен в сторону естественных монополий. И это очень грустно, потому что у потребителей другой защиты, кроме как государственной, просто нет.

Возвращаясь к жилищной сфере, необходимо отметить следующее. Так как потребитель сам определяет, сколько он будет платить за содержание жилья, то здесь возможна конкуренция при управлении жилыми домами. Следовательно, необходимо создание законодательства, согласно которому в этой сфере должны быть созданы условия для развития конкурентной среды, которой пока, к сожалению, нет. В значительной степени это происходит по вине местных властей, которые не позволяют приходить в сферу управления жилищным фондом никому со стороны. Появляются какие-то аффилированные организации родственников, друзей или знакомых, пользующиеся покровительством чиновников. Известны случаи (например, в Московской области), когда местная администрация искусственно дискредитирует и выдавливает с рынка неугодные ей управляющие компании, хотя те и обладают большим опытом предоставления жилищных услуг и хорошей репутацией. Это происходит даже в тех случаях, когда такая компания была уже выбрана решением общего собрания собственников дома. Существует достаточно много примеров такого произвола. Получается, что для этих чиновников зачастую гораздо важнее не качество содержания жилищного фонда, а количество денег, которые можно будет положить в собственный карман.

Теперь перейдем непосредственно к вопросу о росте тарифов. Даже несмотря на наличие ряда субъективных причин этого роста, увеличение тарифов в целом является объективным процессом и предотвратить его невозможно. Смягчить (а иногда и устранить) болезненность этого процесса для населения можно одним из двух путей: опережающим ростом доходов значительной части населения (в первую очередь беднейших его слоев) или усилением адресной помощи государства малообеспеченным категориям граждан. В настоящее время второй путь для нас более актуален. Но к великому сожалению, недавно был отклонен внесенный депутатами фракции «Справедливая Россия» проект закона об усилении адресной помощи населению по оплате за жилье и коммунальные услуги.

Напомню, что в Москве давно принят соответствующий закон на городском уровне. Этот закон сегодня эффективно работает, он защищает интересы значительной части малоимущих москвичей и позволяет им достаточно спокойно пережить рост тарифов на коммунальные услуги. Согласно этому закону жители города получают адресные субсидии на оплату жилищных и коммунальных услуг, если их стоимость превышает 10% суммарного дохода московской семьи. Если бы в Москве продолжали использовать действующий во многих регионах порядок предоставления субсидий в размере 22% суммарного дохода семьи, ситуация здесь не выглядела бы такой благополучной, как сейчас.

Большим лукавством и лицемерием являются высказывания, что местная власть и в других регионах страны может за счет использования средств собственного бюджета установить норматив предоставления материальной помощи на более низком по сравнению с 22% уровне. Таких средств сегодня нет в бюджетах подавляющего большинства российских регионов. Поэтому мы считаем правильной и очень актуальной позицию усиления адресной помощи населению по оплате жилищных и коммунальных услуг. Но пока происходит совершенно противоположный процесс. С этого года Департамент финансов передал некоторые налоги, которые достаточно плохо собираются в период кризиса, на местный уровень. Но при этом регионам перестали выделять какие бы то ни было средства из федерального бюджета на предоставление адресной помощи по жилищно-коммунальным платежам. Этот шаг еще более осложнил ситуацию в регионах и сократил возможности местных органов власти по предоставлению адресной помощи населению, увеличив нагрузку по оплате до 22% совокупного семейного дохода.

Кстати, к самой этой величине расходов (в размере 22%) следует подходить тоже критически. Она была установлена исходя из данных, что жители европейских стран платят за жилье около 25–30% совокупного семейного дохода. Я в свое время предметно разбиралась с этим вопросом. Выяснилось, что только половину этой суммы составляют платежи за содержание жилых помещений и коммунальные услуги, а вторая половина – это либо плата за наем, либо оплата кредита за приобретенное ранее жилье. У нас же, не до конца разобравшись со структурой зарубежных данных, в качестве некоего федерального ориентира установили величину 22%. Раньше это был федеральный стандарт, исходя из которого рассчитывали величину адресной помощи для населения регионов. Сейчас же это порог, выше которого нельзя подняться в начислении жилищно-коммунальных платежей малоимущим семьям.

Слабая социальная защищенность и непосильные сегодня для многих цены на жилищно-коммунальные услуги привели к закономерному результату – росту неплатежей, от которого страдают как ресурсоснабжающие, так и управляющие компании. Имеются ли сейчас какие-либо законодательно прописанные рычаги воздействия на неплательщиков и что можно предпринять в плане повышения эффективности работы по взысканию долгов?

Везде, даже в развитых европейских странах, есть определенный процент маргинальных граждан, которые и являются злостными неплательщиками. В различных странах эта проблема решается по разному. Например, в пригороде Берлина имеются дома барачного типа, в которые могут выселять по решению суда злостных неплательщиков. Безусловно, расходы по содержанию таких домов ложатся на городской бюджет. У нас пока идут другим путем. Многие ресурсоснабжающие организации требования по выплате имеющихся перед ними долгов адресуют управляющим компаниям либо ТСЖ или ЖСК. А последние, в свою очередь, распределяют эти долги равномерно среди законопослушных жителей дома. В итоге за недобросовестных плательщиков (а точнее за неплательщиков) платят добросовестные. Это абсолютно неправильная схема.

Сейчас работают экспертные группы, которые готовят предложения по стратегии развития страны до 2020 г. и на ближайшие годы. Эта стратегия разрабатывается, в том числе, и для таких направлений, как жилищная политика и жилищно-коммунальное хозяйство. В рамках данной стратегии я предложила реализовать следующую схему. Граждане должны иметь возможность заключения прямых договоров с ресурсоснабжающими организациями на предоставление коммунальных услуг не только при выборе непосредственной формы управления домом. В этом случае они будут освобождены от необходимости платить за тех, кто сам за себя платить не хочет. При такой схеме проблема взыскания долгов перейдет в непосредственное ведение ресурсоснабжающей организации. Если эта организация все же захочет, чтобы вопросами сбора платежей за предоставляемые услуги с неплательщиков занималась управляющая компания, то она должна ей платить за данную работу. Возможен и вариант, когда ресурсоснабжающие организации сами занимаются взаиморасчетами с конечными потребителями. При этом они экономят свои средства, не оплачивая услуг сторонних организаций, но получают взамен дополнительные расходы на содержание собственного аппарата по контролю за платежами и работе с неплательщиками. Управляющей компании в этом случае граждане перечисляют деньги только за те услуги, которые компания предоставляет в соответствии с заключенным договором управления. Для добросовестных плательщиков такая схема, на мой взгляд, является более прозрачной и справедливой. Я уверена, что она будет успешно работать.

Но кроме вопроса «кто будет собирать долги?», стоит еще и вопрос «как это сделать?». Многие утверждают, что при действующем сегодня в России законодательстве заставить платить неплательщика практически невозможно. Не стоит ли взять на вооружение европейский опыт по выселению хотя бы самых злостных неплательщиков? Пусть жестко, но зато справедливо.

Сегодня у нас можно выселить только нанимателя социального жилья при условии, что он не платит за услуги ЖКХ свыше шести месяцев. Прецеденты по подобным выселениям в общежитие у нас уже были. В отношении же собственников жилых помещений необходимо придумать такую схему, чтобы собственник не мог быть выселен за неуплату с одновременной продажей его единственного жилья. Эту схему можно использовать только в случаях, если имеющееся у собственника жилье превышает действующие нормы. Тогда неплательщик сможет приобрести себе другое, более дешевое жилье, но соответствующее установленным нормам.

Действительно в развитых европейских странах, как правило, действует более жесткая схема, когда за существенную неуплату выселяют вне зависимости от того, собственник это или нет. Но у нас своя специфика, подразумевающая, в частности, более низкий уровень доходов основной части населения. Поэтому у людей бывают разные обстоятельства: кто-то просто, что называется, не дошел до сбербанка, а у других могло, например, произойти несчастье в семье. Поэтому нужно вникать во все эти обстоятельства и, если требуется, помогать людям.

Хороший пример такого подхода имеется в Зеленограде. Здесь создана такая система адресной помощи, когда центр субсидий работает с каждым должником. Там точно знают: у кого что «болит» и почему. Мы также в свое время предложили ввести соответствующую норму в Жилищный кодекс о том, что субсидия в рамках адресной помощи выделяется даже должнику в случае, если он заключил договор о погашении этой задолженности в рассрочку.

Сильно изношенный жилищный фонд страны, в котором проживает значительная часть населения, препятствует обеспечению не только комфортных, но и безопасных условий жизни. Каким образом решается сегодня и должна решаться в будущем проблема капитального ремонта жилых зданий?

Капитальный ремонт это отдельная очень серьезная тема, к которой необходимо возвращаться неоднократно. Здесь мы имеем два сценария развития событий. Первый подразумевает участие в данном процессе государства, которое должно выполнить свои обязательства перед гражданами. Как бывший наймодатель, государство, в соответствии с разъяснениями Верховного суда, обязано производить капитальный ремонт жилищного фонда. Если на момент приватизации дом уже нуждался в капитальном ремонте, тогда, несомненно, произвести его – стопроцентная обязанность государства.

Когда начались иски в судах по данному вопросу, люди стали их выигрывать, поскольку правомочность подобных требований соответствует положениям статьи 16 закона о приватизации жилищного фонда. Буквально через полгода после начала этого процесса появилось послание Президента, в котором говорилось, что необходимо покончить с национальным позором в виде аварийного жилья и хронического капитального недоремонта.

После этого, летом 2007 г., вышел в свет соответствующий Федеральный закон № 185 «О фонде содействия реформированию ЖКХ». Мы еще в то время понимали отрицательные последствия, к которым приведут некоторые прописанные в законе условия по выделению средств регионам на капитальный ремонт и на переселение из аварийного жилья. Но когда предоставление средств связали с целым рядом условий, которые честным способом выполнить было нельзя, возникла ситуация, при которой регионы, не имеющие других средств и источников финансирования капитального ремонта, начали играть в эту игру по заданным правилам.

Например, получателю средств необходимо было к определенной дате организовать ТСЖ на площади не менее чем 22% жилищного фонда. К чему это привело? К тому, что по всей России стали создаваться мертворожденные юридические лица, фальшивые ТСЖ. Единственное, чего удалось добиться сейчас, – сократить процент вдвое при одновременном усилении нормы оказания помощи ТСЖ по многим позициям. А главным для них сегодня является создание хорошей нормативной базы.

Вторым совершенно неприемлемым требованием является условие софинансирования капитального ремонта со стороны нищих собственников (согласно закону 5% средств должны внести граждане, проживающие в ремонтируемом доме). Здесь не учли то обстоятельство, что чем раньше дом был построен, тем больше потребуется денег на его капитальный ремонт. А чем хуже состояние дома, тем беднее живущие в нем граждане. В результате проведения такой политики ремонтируют чаще более приличные дома, которые могли бы еще подождать. Но в них живут более благополучные в финансовом отношении граждане, у которых, как правило, не возникает проблем внести деньги для обеспечения 5%-го софинансирования капитального ремонта.

И, вместе с тем, положение дел с капитальным ремонтом зданий особенно нуждающихся в этом, выглядит просто удручающим. Неоднократное подтверждение такой оценки содержится в многочисленных письмах людей, которые я получаю из всех уголков России. Сегодня необходимо быстро и грамотно решать эту проблему, не дожидаясь пока люди будут гибнуть под обвалившимися перекрытиями зданий потому, что они оказались не в состоянии за счет свой пенсии профинансировать капремонт. Необходимо добиться того, чтобы данная проблема решалась хотя бы компромиссным способом. Мною предлагался вариант исключить эту пятипроцентную квоту для малоимущих собственников. В противном случае, с учетом того, что именно по старым домам стопроцентное обязательство бывшего наймодателя в отношении капитального ремонта можно оспорить, мы просто будем рекомендовать людям обращаться с исками в суд.

Ну и, наконец, при выделении средств на капремонт мы имеем явную дискриминацию одного из трех законных способов управления жильем – непосредственной формы управления. Именно этот способ особенно пригоден для управления небольшими домами, особенно распространенными в малых городах. Совсем неудивительно, что жители таких населенных пунктов почти повсеместно выбирают именно непосредственную форму управления домом. Действительно, если в доме имеются, например, 4 или 6 квартир, о каком создании ТСЖ может идти речь? Но в таком случае все эти дома автоматически выпадают из перечня домов на получение средств из федерального Фонда для проведения капитального ремонта. Мотивация отказа следующая: мы не знаем, кому (на чей счет) в таких домах переводить деньги.

Но мне хотелось бы подчеркнуть тот факт, что именно в таких старых домах пониженной комфортности обязательно есть доля собственности (неприватизированные квартиры) у муниципалитета, поскольку такое жилье люди не особенно хотят приватизировать. Так что уполномоченным лицом в данном случае есть возможность определить представителя муниципалитета, что сразу же решает проблему во всех отношениях: и счет имеется, и контроль за процессом ремонта и финансирования обеспечен.

Возвращаясь к пятипроцентному софинансированию со стороны собственников, необходимо отметить, что мы вышли с предложением включать эти расходы при расчете и начислении субсидий в рамках адресной помощи малообеспеченным гражданам. Резюмируя, можно еще раз отметить, что названные выше три условия предоставления средств на капитальный ремонт являются совершенно неприемлемыми и наносят существенный вред решению поставленных задач.

Вместе с тем эффективной реализации программы капитального ремонта иногда мешают и чисто организационные недоработки и проблемы. Например, не так редки случаи, когда деньги на дом приходят слишком поздно, а истратить их необходимо до конца года, в противном случае они будут изъяты. Обычно в таких случаях виновного найти довольно сложно. Местные власти утверждают, что не успели ничего сделать, поскольку деньги пришли очень поздно. Представители фонда им отвечают, что такая ситуация сложилась ввиду затянувшегося процесса предоставления программы капремонта от местной администрации.

В любом случае, выделенных фонду денег явно не хватит на всех. Так что проблема решена далеко не полностью. Она не только не решена, а по-прежнему находится в сильно запущенном состоянии. Объем выполненного капитального ремонта составляет не более 10% от того, что необходимо сделать. Цена вопроса по самым скромным подсчетам составляет 3 трлн руб., а было выделено в общей сложности лишь 250 млрд руб.

Что же будет дальше?

Это хороший вопрос. Мне еще раз хотелось бы подчеркнуть, что обязанность по проведению капремонта старых домов у государства сохраняется. А потому государство также задумалось над этим вопросом. Руководство Фонда, например, предлагает вместо федерального фонда создать подобные фонды в регионах. Эти региональные фонды будут пополняться бюджетными средствами: федеральными, региональными и местными, а также средствами, поступающими от собственников жилых помещений.

Я противник такой схемы. Считаю, что должна быть реализована другая схема, которая предполагает участие государства в решении проблемы капитального ремонта. Это – схема льготного кредитования, включающая в себя государственные гарантии по возврату кредитов банкам. При этом процент по кредиту должен быть далеко не 14% и даже не 12%. Во всех развитых странах властью исключительно поощряется такая деятельность. А кредиты на эти цели там выдаются на вполне приемлемых льготных условиях.

Возвращаясь к варианту с региональными фондами, необходимо отметить, что здесь возникает такая картина. Например, если какой-то жилой дом, откуда регулярно перечисляют деньги в региональный фонд, потребуется срочно отремонтировать, его жители не смогут воспользоваться этими средствами. В фонде им могут сказать, например, подождите, до вас очередь дойдет через два года. Такой подход в корне неправильный. Получается, что жильцы домов обязаны ежемесячно платить в фонд деньги, а распоряжаться ими будет кто-то другой. Это прямое нарушение норм Жилищного кодекса, гласящих о том, что именно собственники, и только они, принимают решение о капитальном ремонте.

Еще одна проблема заключается в том, что действующим законом о Фонде определен закрытый перечень работ по капитальному ремонту, которые можно производить с помощью средств фонда. С большим трудом удалось убедить в необходимости добавления к первоначальному набору работы по укреплению фундамента здания. При этом пришлось доказывать очевидные вещи. Но, несмотря на бесспорные аргументы, согласие на включение дополнительного вида работ было получено только применительно к северным территориям, хотя на юге бывают оползни. Об этом, видимо, забыли.

Если снова будет закрытый перечень работ по капремонту, только теперь уже на региональном уровне, это приведет к весьма нежелательным последствиям. Действительно, ведь у каждого дома имеется своя специфика: одним нужно фундамент укреплять, другим коммуникации в подвале менять, третьим крышу перекрывать и т.д. Соответственно, перечень работ по капитальному ремонту может быть у каждого дома свой.

Все эти недостатки отсутствуют при схеме льготного кредитования. Если вы берете кредит на капитальный ремонт своего дома, вы можете контролировать, на что эти деньги потрачены, и сами определяете, какие работы будете проводить. Жители дома в этом случае избавляются от совсем не нужных им начальников, которых надо кормить, которые распоряжаются их деньгами и определяют дату и перечень проводимых работ, а также структуру, которая будет контролировать весь процесс.

Кроме того, накопительная схема опасна. Такая долгосрочная схема уже показала свою несостоятельность в отношении домов ЖСК, которые во время дефолта все свои накопленные деньги потеряли. Правда, сторонники создания региональных фондов нам говорят, что деньги там будут накапливаться только в течение года, а потом обнуляться. Но это огромные деньги, собранные со всех домов, а мы знаем, что в наше время нельзя гарантировать экономическую стабильность даже на год вперед.

Можно было бы предложить комбинированный вариант. Например, вы собираете некоторый первоначальный взнос на оплату капремонта. Потом на общем собрании принимаете решение о том, что дом необходимо отремонтировать, поскольку жить в нем стало некомфортно, да и рыночная стоимость квартир резко падает из-за обветшания. После принятия данного решения вы идете в банк и берете кредит на свой дом.

Я двумя руками именно за такую схему. Правда здесь возникает вопрос: как сделать, чтобы проценты за кредит были значительно меньше действующих сегодня 12–14% годовых. Это может быть только при государственном участии в данном процессе. Хотелось бы напомнить, что раньше государство давало беспроцентные ссуды на строительство домов ЖСК. И здесь можно было бы такую же схему рассмотреть для реализации.

Далека от благополучия, на мой взгляд, и ситуация с управлением многоквартирными домами. Некоторые объединения собственников предпочитают самостоятельно управлять своим домом, поскольку среди управляющих компаний еще довольно велика доля недобросовестных и низкопрофессиональных организаций. Как лучше всего бороться с такими фирмами? Может быть, стоит ввести обязательное лицензирование управляющих компаний или обязательное их членство в саморегулируемых организациях?

Ни в коем случае. Объединение в саморегулируемые организации в сфере управления жильем должно быть, по моему глубокому убеждению, только на добровольной основе. Именно таким образом построена работа в Ассоциации «Жилищная стратегия», президентом которой я являюсь. На первом этапе деятельности в Ассоциацию входили управляющие компании, а сейчас, после перерегистрации устава, здесь будут объединяться саморегулируемые организации, работающие в различных городах страны. Членами нашей Ассоциации являются саморегулируемые организации, объединяющие компании, предоставляющие жилищные услуги: управленцы, лифтовики, организации, специализирующиеся на вывозе мусора, эксплуатирующие предприятия. Вместе с тем у них общая сфера деятельности и много общих интересов. Все они объединились у нас исключительно на добровольной основе, чтобы иметь совместную площадку для взаимодействия и обмена опытом. Если они пришли добровольно, ясно, что целью таких организаций является поддержание собственного престижа и репутации. Не подвергаясь сами административному давлению, они и свое членство в саморегулируемой организации рассматривают как главное доказательство их профессионализма.

Сторонники обязательного членства в СРО пытаются построить очередную административную вертикаль. Это дополнительная административная структура, которая будет существовать за счет взносов своих членов, что неизбежно приведет, с одной стороны, к росту стоимости услуг в этом сегменте рынка, а с другой стороны – к выдавливанию с этого рынка малого бизнеса.

Что же касается управляющих фирм-однодневок, то действительно есть такие компании, которые пришли, забрали с собой какието собранные с жильцов деньги и ушли. Но, если еще года два назад такое иногда происходило, то сейчас подобных случаев стало существенно меньше. Люди теперь стали у нас осторожнее. Они уже проверяют, перед тем как доверить компании управление своим домом: где эта организация работала раньше, какой у нее уставной капитал, какие отзывы о ней у жителей обслуживаемых ею домов. Скажу более того, среди председателей ТСЖ и ЖСК тоже встречаются мошенники. Так что эта проблема не относится исключительно только к управляющим компаниям.

Кстати, членство управляющей компании в СРО также является важным аргументом в пользу того, что жители обслуживаемого дома не будут обмануты этой компанией. В этом случае вся ответственность за неблагонадежность управляющего домом и соответственно гарантия компенсации ущерба жильцам лежит на саморегулируемой организации. Важно лишь, чтобы это членство компании в СРО было добровольным.

Самая главная, с моей точки зрения, сегодняшняя проблема, далеко выходящая за рамки ЖКХ и сдерживающая все социально-экономическое развитие страны, – это практически полное отсутствие возможностей у подавляющего большинства населения для приобретения собственного жилья. Планируются ли какие-либо шаги, чтобы сделать жилье доступным для наших граждан?

Сегодня уже все признают, что у нас практически не работает ипотечное кредитование, по крайней мере, в том объеме, как это планировалось. Воспользоваться ипотекой на предлагаемых в настоящее время условиях могут только люди достаточно успешные и благополучные в финансовом отношении, которых в стране очень мало. У нас сегодня почти 10% населения стоят в очереди на социальное жилье. А после введения в действие Жилищного кодекса в очередь на социальное жилье могут встать только малоимущие граждане. Если человек относится к среднему классу (а по российским стандартам это учителя, врачи, муниципальные служащие), его не ставят на учет на улучшение жилищных условий, поскольку его доход, хотя и небольшой, но превышает некоторый установленный уровень. При этом человек оказывается как бы между двух стульев: справа – рынок, слева – социальное жилье и что делать он толком не знает. Снимать жилье по рыночным ценам ему дорого, купить – тем более.

Чтобы предоставить таким людям (а это большая часть населения страны) возможность улучшения своих жилищных условий, мы предлагаем ввести в России институт некоммерческого найма жилья, поскольку не все хотят быть собственниками жилых помещений, а данная форма значительно упрощает для многих решение жилищной проблемы.

Еще одним предложением является создание условий по приобретению гражданами бессрочного права пользования жилыми помещениями. Я имею в виду возобновление института жилищно-строительных кооперативов в том виде, в котором они были раньше. Для них должны быть предусмотрены льготные кредиты, выделяться бесплатно земельный участок под строительство. Приоритетное право вступления в такие кооперативы необходимо предоставить людям, стоящим в очереди на социальное жилье.

Если человек не хочет быть собственником жилья, он выберет вариант с некоммерческим наймом. Если хочет быть бессрочным пользователем – пайщиком вступит в члены жилищно-строительного кооператива. Стоит отметить, что вторая форма является более тяжелой, поскольку здесь необходимо выплачивать достаточно ощутимые деньги на строительство.

Некоммерческий наем не является нагрузкой для местных или региональных бюджетов, потому что плата, которая будет осуществляться жителями, хотя и существенно меньше рыночных цен, но все же будет компенсировать все понесенные при этом расходы. Конечно, срок возврата средств на строительство такого жилья мы оцениваем периодом не меньше 20 лет. Но зато это действенный инструмент, который позволит решать жилищную проблему в стране. Здесь уже не будет почвы для скрытого противодействия властей строительству, как в случае с социальным жильем, когда деньги необходимо выделить из бюджета, а построенные площади передаются бесплатно в частную собственность жильцам. При некоммерческом найме собственником жилья остается муниципалитет либо субъект Федерации, либо некоммерческая организация, а с жильцами заключается договор найма, причем срочный (в противоположность бессрочной форме, используемой в социальном жилье).

В заключение беседы предлагаю вернуться к самому первому вопросу. Действительно, реформа жилищно-коммунального хозяйства идет у нас пока не так быстро и гладко, как хотелось бы. Здесь существует целый ряд причин. Это и невозможность механического применения чужого опыта в наших условиях, и некоторые субъективные ошибки как при разработке законов, так и при реализации их на местах. Реформа должна способствовать решению стоящих перед гражданами проблем. Только такая реформа способна получить поддержку у населения и соответственно имеет шанс быть доведенной до своего логического завершения.

Оставить комментарий