Главная > Статьи > Создать стимулы к учету ресурсов

Создать стимулы к учету ресурсов

Андрей Липатов,
генеральный директор Управляющей компании Холдинга «Теплоком», канд. эконом. Наук

 


Холдинг «Теплоком» – крупнейший российский производственно-сбытовой холдинг в сфере энергосбережения. Разрабатывает, производит, устанавливает и обслуживает оборудование для учета энергоресурсов и энергосбережения, реализует технические решения и комплексные энергосберегающие программы на уровне отдельных объектов, городов, регионов в теплоэнергетике, ЖКХ, промышленности, на объектах социальной сферы и в других областях. Генеральный директор Управляющей компании Холдинга «Теплоком» Андрей Липатов размышляет об итогах первых двух лет действия Федерального закона № 261-ФЗ от 23 ноября 2009 г. «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».


 

Закон № 261 «Об энергосбережении…» – один из немногих федеральных и нормативных актов, который вполне может иметь для России революционное значение. Он принуждает абсолютно всех потребителей коммунальных ресурсов страны ко вполне определенному типу поведения и в идеале должен дать толчок массовому распространению инновационных технологий
в сфере энергопотребления.
Вот именно – принуждает. «Кнут» в законе есть – правда, без серьезных санкций за его нарушение. А вот «пряников» – то есть стимулов, побуждающих потребителей действовать именно таким образом – не наблюдается. Но обходиться только кнутом в России нельзя! Цель закона – учет объема потребления коммунальных ресурсов и последующее его сокращение. Закон не ставит своей задачей экономию денежных средств. Однако именно на это делают упор те, кто продвигает исполнение на местах. Это ошибка, которая позже может аукнуться недоверием населения. Закон обязывает ставить приборы учета в дома и квартиры. Но учет еще не есть экономия. Это лишь первый шаг, дальше должно следовать регулирование потребления в зависимости от конкретных потребностей каждой семьи и каждого дома, особенно в сфере тепло-, водо- и газоснабжения.

Тем не менее, для начала закон принуждает к «поголовной» установке общедомовых и индивидуальных приборов учета воды, тепла, газа. Судя по тексту закона, так планировалось. Что получилось на деле?
Если ориентироваться на букву закона, который установил предельный срок для добровольной установки узлов учета в каждом многоквартирном доме (июль 2012 г.), уже сейчас спрос на них должен был бы вырасти в разы. Этого не произошло, что могло негативно отразиться на всей нашей отрасли – ведь предприятия готовились задолго. Мы тоже планировали свою деятельность с учетом требований этого закона, но отнеслись к перспективам с настороженностью. Нарастили свои мощности под рост рынка – но не в тех фантастических масштабах, на которые могли бы надеяться при тотальном соблюдении этого закона. У нас расчет был не столько на рост рынка в целом, сколько на рост нашей доли на рынке энергосберегающих приборов. Прогноз оправдался. Взрывного роста спроса не получилось, но наша доля на рынке значительно выросла и сегодня составляет около 28 %. Для нас это означало рост производства в 2011 г. примерно на 30%.

Вывод: закон не работает. Почему?
Работает, но не в той степени, как мог бы и как надеялись его авторы. Работу закона очень трудно оценить однозначно. Требование обязательной установки приборов учета на каждый объект, потребляющий коммунальные ресурсы, в реальности сталкивается с отсутствием средств на внедрение. В бюджетной сфере хотели бы исполнить закон и установить узлы учета в каждый садик или школу, но не могут: достаточного финансирования на эти цели не предусмотрено ни в бюджетах муниципальных образований, ни в бюджетах регионов РФ. В многоквартирных домах к «не могут» добавляется «не хотят».
Люди не понимают, что государство впервые дает им рычаг воздействия на ресурсоснабжающие организации. Воспринимают требования закона не как право и возможность, а как бремя, непонятное и ненужное. Серьезным тормозом являются непродуманные сроки и так называемые «среднерыночные» цены, которые в ряде регионов устанавливаются «с потолка». Цена узла учета в 45 тыс.
руб. – это нонсенс и профанация. Средняя цена узла учета по России – 300 тыс. руб. Но нередко на объект затрачивается 600–700 тыс. руб., ведь узел учета на ржавые трубы не установишь, необходим ремонт сетей в подвале, а иногда даже реновация теплотрасс.

Но на это как раз не грех и из бюджета деньги запросить – в рамках, скажем, программ федерального Фонда содействия реформированию ЖКХ.
Тут важнее другое. Надо смотреть на закон № 261 «Об энергосбережении…» шире. Учет ресурсов, особенно тепла, – только первый шаг. Второй – регулирование потребления в зависимости от внешних условий, от погоды, например. Современные узлы учета дают возможность автоматического погодного регулирования – причем в итоге появятся они в каждом доме, рано или поздно. И это вроде бы для потребителя хорошо: не будет перетопов, не будет лишних затрат. Но если не принять мер, это может привести к энергетическому коллапсу. Представьте, погода изменилась, дома перекрыли потребление тепла, и все тепло возвращается обратно в котельные. А котлы-то продолжают работать с прежней нагрузкой, они не могут так быстро отреагировать на рост температуры «обратки», скажем, до 80°С вместо 40°С. Возможное следствие – авария. Это недопустимо. Так что средства, в том числе из бюджета, предназначенные на исполнение закона «Об энергосбережении…», нужно тратить на комплексную реконструкцию всей системы теплоснабжения. Параллельно с узлами учета в домах необходимо ставить автоматику в котельных и на ТЭЦ, менять сети. Кстати, в тарифах на тепло заложена инвестиционная составляющая, но теплоэнергетики на эти цели ее обычно не используют. Однако медленная модернизация сетей и источников теплоснабжения грозит неминуемыми сбоями и авариями. К счастью, в большинстве регионов, куда мы приходим со своими проектами (а мы сейчас присутствуем на всей территории России от Владивостока до Мурманска) удается донести эту мысль до первых лиц. В Башкортостане, например, вообще с полуслова поняли, что котельные могут «хлопнуться», если их не готовить к изменениям потребления тепла в многоквартирных домах и в объектах бюджетной сферы. Мол, пусть лучше накажут за медленное исполнение закона № 261, чем доводить до катастроф. В Татарстане тратили силы на сети, а котельные остались вне зоны особого внимания. Сложность именно в том, что энергосбережением необходимо заниматься «везде и
сразу» – иначе потери неизбежны.

«Везде и сразу» – это очень дорого. Между тем даже финансирование установки узлов учета – если следовать закону – вызывает множество вопросов. Скажем, поставщики ресурсов не имеют права отказать гражданам в установке общедомовых приборов учета и обязаны давать им рассрочку на пять лет, то есть фактически – проводить работы в кредит с привязкой к ставке рефинансирования ЦБ. А денег на это нет.
Да, финансирование из бюджета всей программы не предусмотрено. Многими это рассматривается как главный тормоз политики энергосбережения и причина переноса сроков исполнения закона с января на лето 2012 г. Впрочем, проблемы с бюджетированием оказали стимулирующее воздействие на финансовые институты: банки и лизинговые компании демонстрируют готовность инвестировать в энергосбережение. Наш холдинг постарался этим воспользоваться – совместно со Сбербанком мы разработали инновационный финансовый продукт, предлагающий рассрочку до пяти лет, в том числе для бюджетных учреждений. В принципе, как и полагается, рынок расставил все по местам, сведя проблему финансирования к вопросам эффективного взаимодействия клиента и исполнителя. Другое дело, что без определенных законодательных новаций все же не обойтись. Так, бюджетники в ряде регионов не могут использовать пятилетнюю рассрочку, так как бюджеты муниципалитетов и регионов верстаются только на год. Нужно ввести поправки в бюджетный кодекс, которые позволяли бы вести перспективное планирование. Если не как в Европе (на 15 лет), то хотя бы на 3-5 лет минимум.

И тогда наступит счастье: узлы учета во всех домах, котельные не топят улицу, граждане платят все меньше и меньше?..
В законе «Об энергосбережении…» имеется серьезный пробел, без заполнения которого никакое описанное Вами счастье не наступит. Весь вопрос в том, кто будет владеть данными учета. Пока что это отдано на откуп поставщикам ресурсов. Это все равно что на рынке предложить торговцу самому забрать из вашего кошелька столько денег, сколько ему нужно, независимо от показаний весов.
В Европе (в Германии) тоже пошли сначала по этому пути, но быстро спохватились и отдали учет в руки независимых энергосервисных организаций. Независимый аудитор, который учитывает только факт потребления и не выступает ни на стороне поставщиков тепла, ни на стороне потребителей, оказался удобен обеим сторонам. Если мы действительно хотим избежать профанации закона, нам необходим независимый учет ресурсов.

 


Объем рынка оборудования для узлов учета тепловой энергии на 2012 г. – 10–11 млрд руб. Суммарный потенциальный объем рынка, включая уже оборудованные дома, – свыше 60 млрд руб.


 

Судя по тексту закона, его лоббировали именно энергетики.
Тем не менее есть возможность коечто изменить, и мы с этим работаем. Главное – осознать, что именно требуется. По моему глубокому убеждению, ресурсосбережение должно быть не карательным, а стимулирующим. Беречь ресурс должно стать выгодно! Например, необходимо обусловить участие регионов в ряде федеральных программ и проектов исполнением закона «Об энергосбережении…». С учетом перехода на проектный способ формирования бюджетов это подействует быстрее и эффективнее, чем прямое финансирование. Крайне необходимо проработать вопрос об энергосервисных услугах, открытом доступе к данным учета и независимых арбитрах, которые занимаются обслуживанием этих приборов и снятием показаний. Нужна единая система качества энергосервисных услуг. И, наконец, в части энергосбережения необходимо дойти до конечного потребителя – жителей многоквартирных домов. Я говорю о поквартирном учете тепла.

Для которого нет приборов.
Уже есть. Это новинка, которой мы по праву гордимся. Сейчас запущена опытная партия, с 2012 г. начнется серийное производство. На наш взгляд, это «прорывной» продукт в области энергосбережения в многоквартирных домах. Ведь пока экономия тепла в доме в целом никак не сказывается на кармане отдельно взятого собственника квартиры. Дом платит по счетчику, а квартира — по нормативам. При этом вся разница идет управляющей организации, без возможностей контроля за этими средствами со стороны собственников жилья. В год на один большой дом набираются суммы от 2 до 5 млн руб.! Поквартирный учет дает возможность гражданам вернуть эти средства себе. Но дело не только в деньгах. Пришло время менять ментальность граждан нашей страны. Жить, не прожигая ресурсы будущих поколений, должно стать естественным. Предпосылки к этому есть: нас поддерживают в этом экологические организации, наука, нас поддерживает государство. Мы же предлагаем эффективный инструмент регулирования.

 


В России около 60 млн квартир, которые могут быть оборудованы квартирными теплосчетчиками, включая квартиры с вертикальной разводкой центрального отопления. При обеспечении технической возможности установки квартирных теплосчетчиков на системы отопления с вертикальной разводкой в ближайшие три года объем спроса на комплексные системы квартирного учета может составить 2,5–3 млрд руб.


 

На горизонте большинства российских производителей «замаячила» ВТО. Каковы предполагаемые последствия для российского энергосбережения? Европейских аналогов по качеству и надежности нашим приборам не существует. Наоборот, это европейцы сейчас активно интересуются нашим продуктом, в том числе вычислителями нового поколения, и нашей помощью для выхода на российский рынок. Они только открывают для себя наш рынок, а мы уже давно на нем. Кстати, это сотрудничество обоюдовыгодное. К нашим приборам, например, хорошим дополнением послужат «европейские» аккумуляторы со сроком действия больше 12 лет (у нас пока 2 года). Что же касается ВТО, проблем не вижу. Наша продукция получила необходимые европейские сертификаты и готова к открытой конкуренции.

Оставить комментарий